Москва, ул. Люблинская, д. 37/1Горячая линия: +7 (495) 709-64-04Единая справочная амбулаторной службы: +7 (499) 660-20-55
Для слабовидящих

Кремлин Викрамасингхе: "Пандемия заставила многих курильщиков отказаться от вредной привычки"

Глава европейского офиса ВОЗ по профилактике неинфекционных заболеваний – о других болезнях на фоне пандемии, употреблении табака и алкоголя и здоровом питании

Валерия Нодельман | IZ.RU

Пандемия коронавируса и связанные с ней обстоятельства подстегнули некоторых людей, употребляющих табак, курить еще больше. В то же время информация о связи курения с более тяжелыми симптомами при COVID-19 стали поводом для рекордного числа курильщиков бросить вредную привычку. Об этом в интервью "Известиям" рассказал руководитель европейского офиса ВОЗ по профилактике неинфекционных заболеваний (НИЗ) и борьбе с ними доктор Кремлин Викрамасингхе.

Он также подчеркнул, что в начале пандемии люди использовали алкоголь как средство избавления от стресса. Но вот как развивалась эта тенденция в более длительной перспективе – этот вопрос еще не исследован. При этом ученый указал, что Россию его офис приводит как пример для подражания в том, что касается комплексного подхода в борьбе с табакокурением и алкоголем. Еще он заявил, что даже во время пандемии коронавируса НИЗ остаются главными убийцами.

"Тяжелые пациенты страдали от сердечно-сосудистых заболеваний, диабета или ожирения"

– Какие факторы могут повысить риск заражения коронавирусом и тяжелого течения болезни?

– Я не буду углубляться в детали по поводу возможности инфицирования, потому что наш офис занимается профилактикой неинфекционных заболеваний (НИЗ). Но отмечу, что эти болезни могут привести к серьезным последствиям на фоне ковида. В 2020 году нам удалось проанализировать очень ранние данные – от марта и апреля – о связи между неинфекционными заболеваниями и серьезными последствиями коронавирусной инфекции. По нашим наблюдениям, люди с диагнозом COVID-19, попадавшие в отделения интенсивной терапии и реанимации, умиравшие от вируса, страдали при этом от сердечно-сосудистых заболеваний, диабета или ожирения.

Мы проводили работу по борьбе с фейковой информацией, которая была очень распространена в связи с коронавирусом. В частности, с сообщениями о том, что алкоголь защищает от заражения ковидом. Мы разработали и материалы в отношении факторов риска потребления табака. Теперь мы намерены собрать примеры хороших инициатив по борьбе с фейками. Такие кейсы есть и от представителей власти, и от коммерческих организаций. Некоторые компании, например, специально нанимали персонал, который проверял факты. А властные структуры опирались на установленные контакты со СМИ, чтобы реагировать на те или иные сведения.

Но с учетом величины проблемы усилий отдельных стран недостаточно, чтобы существенно повлиять на распространение фейков. Поэтому мы хотим компилировать все инициативы в общую публикацию, чтобы помочь другим странам решить эту задачу.

"В начале пандемии люди использовали алкоголь для избавления от стресса"

– Насколько серьезна проблема потребления алкоголя и табака в России? На примеры каких стран вы могли бы посоветовать обратить внимание, чтобы мы успешнее боролись с этим?

– Табак остается острой проблемой. Его потребление – лидирующий фактор риска в Европейском регионе ВОЗ. Однако и в России, и в других странах Восточной Европы наблюдаются положительные подвижки в этой сфере. Когда мы говорим о комплексном подходе в борьбе с табакокурением и алкоголем, мы приводим Российскую Федерацию в качестве примера для подражания.

Некоторое время назад наш офис опубликовал доклад с подробным анализом, как комплексный подход российских органов власти, касающийся антиалкогольной политики, позволил добиться снижения смертности. В нем говорится, что значительно уменьшить потребление алкоголя удалось благодаря пресечению кустарного производства спиртных напитков, повышению цен и ограничению доступности этой продукции, в том числе благодаря запрету на ночную торговлю. Мы надеемся, что российский пример распространится на страны Евразийского экономического союза.

Еще могу привести очень интересный пример Финляндии, которая внедрила комплекс мер цифрового маркетинга в области алкогольной продукции.

В 2015 году Финляндия стала первой страной в мире, которая ввела нормативные требования для соцсетей в рамках своего алкогольного законодательства. Эти требования призваны ограничить рекламу алкогольных напитков в соцсетях и защитить несовершеннолетних от ее влияния.

Финские запреты касаются организации игр и лотерей для продвижения алкогольной продукции, а также не позволяют рекламодателям из алкогольной сферы использовать и распространять на своих страницах в соцсетях контент, который создают другие пользователи.

Кроме того, запрещен контент, созданный специально для распространения другими пользователями в соцсетях. Объясню этот пункт подробнее. Алкогольным брендам запрещено подталкивать пользователей к распространению контента, который сделан с целью рекламы алкоголя. Речь идет о картинках или веселых видео, которыми люди могут делиться в соцсетях, например, во время употребления того или иного алкогольного напитка.

В целом интернет-реклама, продвигающая нездоровые продукты, становится серьезной мировой проблемой. Мы рекомендуем государствам обратить на это внимание.

– Как изменилось потребление алкоголя и табака в период пандемии COVID-19 и как это влияет на риски осложнения от болезни?

– Последние данные показывают, что воздействие пандемии на потребление табака существенно отличается среди различных групп населения.

Некоторые люди, в особенности заядлые курильщики, сообщили о том, что стали больше употреблять табак. Многие курильщики воспринимают сигареты как средство борьбы с тревогой, поэтому неудивительно, что увеличение употребления табака было отмечено среди тех респондентов, которые сообщали о более высоком субъективном уровне стресса во время пандемии. Кроме того, скука, одиночество и неспособность выйти на улицу из-за карантина также могли стать факторами, подталкивающими людей к курению.

В то же время информация о связи курения с более тяжелыми симптомами при COVID-19 – да и сами локдауны (хотя они, как уже упоминалось, могли и поспособствовать курению) – стали поводом для рекордного числа курильщиков задуматься о своем здоровье и отказаться от пагубной привычки.

Тот факт, что во время пандемии уровень употребления табака среди некоторых групп населения увеличился, – это, без сомнения, повод для беспокойства. Эта тенденция может замедлить снижение употребления табака, а также неинфекционных заболеваний, связанных с курением. А эти два показателя находятся во всем Европейском регионе на высоком уровне.

Что касается алкоголя, COVID-19 существенно изменил привычки его употребления и перенес этот процесс из баров и ресторанов в домашнюю обстановку.

Исследования свидетельствуют о небольшом увеличении общего уровня употребления алкоголя в первые месяцы пандемии, но есть существенные отличия между различными группами населения. Недавнее исследование, которое проводилось в Европейском регионе ВОЗ, показало, что в России в первые месяцы пандемии частота употребления алкоголя увеличилась среди мужчин, но зато снизилась среди женщин. Кроме того, люди с изначально более высокими частотой и объемом потребления алкоголя увеличивали его потребление, в то время как реже и меньше пьющие еще больше снижали этот уровень. Более частое употребление алкоголя отмечали те лица, которые столкнулись с сильными ограничениями в общественной и повседневной жизни.

Другими словами, в начале пандемии люди использовали алкоголь как средство избавления от стресса. Но как развивалась эта тенденция в более длительной перспективе – вопрос, требующий отдельного исследования.

В ВОЗ также поступали сведения о случаях отравления алкоголем, имеющих отношение к пандемии. Эти случаи – результат распространения ложных утверждений, будто употребление спиртного приводит к уничтожению частиц коронавируса.

"Неинфекционные заболевания остаются самым большим риском"

– Как еще пандемия изменила привычки граждан, влияющие на их здоровье?

– Снизилась физическая активность, потому что во время локдауна не надо было ехать на работу, идти в школу. Даже когда учебные заведения были открыты, не было возможности полноценно заниматься физкультурой и спортом, не работала соответствующая инфраструктура.

Говоря о свежих исследованиях физической активности во время пандемии, я могу поделиться данными, которые получили партнерские организации ВОЗ. Одна исследовательская группа сравнила данные о физической активности школьников во время первой волны локдаунов весной 2020 года с теми же показателями во время второй волны локдаунов – зимой, в конце 2020-го. Исследование проводилось в девяти странах Европейского региона ВОЗ, в том числе в России.

Результаты оказались тревожными. Во время зимних локдаунов доля детей, у которых уровень физической активности соответствовал рекомендациям ВОЗ, составила всего 9%. Это только половина от того числа, которое было зафиксировано весной 2020 года. В конце 2020-го более 20% респондентов в России ответили, что у их детей снизился уровень физической активности по сравнению с периодом локдаунов весны того же года.

Также хотелось бы упомянуть о таком аспекте, как доставка продуктов на дом. Данная сфера очень расширилась из-за того, что эта услуга удобна. Но на этом фоне снизился уровень физической активности. Кроме того, в перспективе хотелось бы, чтобы больше сервисов доставки указывали информацию о питательных свойствах продуктов. Это значительно упростило бы потребителям выбор в пользу здорового питания.

– Ситуация с какими неинфекционными заболеваниями особенно ухудшилась за время пандемии?

– К сожалению, пока подобного рода данных нет.

– Но неинфекционные заболевания остаются самым большим риском для людей и в годы пандемии ковида?

– Да, это так. Более двух третей случаев от общего количества смертей вызваны неинфекционными заболеваниями либо на фоне ковида, либо без него. Важен и вопрос о преждевременной смертности – наступающей до 70-летнего возраста. В этой ситуации более 80% случаев вызвано неинфекционными заболеваниями.

Число этих случаев вполне можно снизить, предпринимая меры в области государственной политики по популяризации здорового образа жизни и осознавая важность профилактики этих заболеваний.

– В России около трети людей умирают в трудоспособном возрасте, и 80% из них – это мужчины. Как вы оцениваете эти цифры?

– Трудоспособным в ВОЗ считают возраст менее 70 лет. Уровень смертности среди мужского населения выше, чем среди женского, и это характерно для всех стран. При этом наблюдается большой разрыв между странами бывшего советского лагеря и Западной Европой. Так, на 2015 год вероятность смертности среди женского населения в странах бывшего соцлагеря по причине НИЗ составляла 17%, среди мужского – 35%. В то же время в западных странах соответствующие цифры были 7% и 13%.

По нашим данным, основные причины смертности в Восточной Европе – сердечно-сосудистые заболевания и гипертония. Именно в отношении них нужно принимать меры, чтобы сократить этот разрыв.

В некоторых странах Западной Европы, в очень небольшом их количестве, в последние пять лет на первое место в числе причин смерти вышли онкологические заболевания. Причем произошло это за счет значительного снижения количества смертельных случаев от сердечно-сосудистых болезней – а статистика по онкологии почти не изменилась.

Но хочется отметить, что мы видим снижение смертности от болезней сердца и в Восточной Европе.

"Нужно способствовать сокращению потребления соли"

– Какие факторы риска развития неинфекционных заболеваний характерны именно для России?

– Факторы одинаковы для всех стран: табакокурение, алкоголь, неправильное питание и отсутствие физической активности. Сейчас к этому добавилось еще и загрязнение воздуха.

– Как сказываются традиции в питании на здоровье населения?

– В любой стране на схему питания влияют культурные аспекты. Но мы наблюдаем изменения в этих привычках. В контексте урбанизации появилась тенденция к росту потребления продуктов быстрого приготовления – на западный манер. Россия тоже проходит этот период.

Есть такой феномен: когда в страну приходит западная культура нездорового питания, то первыми ее подхватывают обеспеченные слои населения, а также молодежь. Как только эти люди начинают понимать, насколько пища быстрого приготовления нездоровая, они от нее отказываются, но подобным образом начинает питаться менее обеспеченное население. А продукты здорового питания становятся более дорогими, поскольку они востребованы более состоятельными гражданами.

– Что может сделать государство, чтобы изменить эту негативную тенденцию?

– Очень многое. Прежде всего, чтобы спасти жизни, нужно способствовать сокращению потребления соли. В этой связи эффективны два аспекта. Первый – повышение осведомленности людей о необходимости сократить количество соли в блюдах домашнего приготовления. Второй – снижать использование соли в промышленном производстве. Самая эффективная мера – маркирование. В некоторых странах это делается даже в отношении блюд в кафе. Мы должны понимать, из чего состоит наша еда.

Еще одна эффективная мера – повышение налогов на неполезную еду. Например, на сахаросодержащие напитки. Это вынуждает производителей снижать уровень сахара в продукции. Миссия этих налогов – не столько увеличить доход государства, сколько заставить производителей изменить рецептуру.

Практика показывает, что на добровольных началах подобные меры работают слабо. Они должны быть обязательными к исполнению.

См. также
Разделы
Новости

Обратная связь
ДЕПАРТАМЕНТ ЗДРАВООХРАНЕНИЯ ГОРОДА МОСКВЫ
ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ЗДРАВООХРАНЕНИЯ

МОСКОВСКИЙ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКИЙ ЦЕНТР НАРКОЛОГИИ
109390, г. Москва, ул. Люблинская, д. 37/1,
+7 (499) 660-20-56, mnpcn@zdrav.mos.ru