Москва, ул. Люблинская, д. 37/1Горячая линия: +7 (495) 709-64-04Единая справочная амбулаторной службы: +7 (499) 660-20-55
Для слабовидящих

COVID-19: Второй локдаун и угроза психического кризиса

Елена Можаева | по материалам: NRC, The New York Times

Помимо медицинского кризиса, сейчас реально присутствует угроза кризиса ментального, считает профессор психиатрии Амстердамского университета и философ Damiaan Denys. Коронакризис, которому не видно конца – это выше наших сил, и перспективы разрешения ситуации без вакцины пока нет, пишет нидерландская NRC. Это одна из публикаций с размышлениями о переживаемом человечеством коронакризисе, попытка его осознания и осмысления.

Второй – осенний – локдаун по причине новой вспышки ковида оказался сильным ударом для европейцев: вдруг выяснилось, что пандемия не свернулась, сама собой не прошла, и придется заниматься поиском решения этой катастрофической для многих проблемы.

Первый – весенний – локдаун люди оценили по-разному: одни говорят, что вынужденное свертывание активности принесло нам относительно беззаботное лето, другие же утверждают, что мы слишком рано расслабились, и потому попали во вторую волну "короны". Отличие нового локдауна от весеннего состоит в том, что сейчас вознаграждение (даже в удвоенном варианте) вообще отсутствует в поле зрения. Действующие ограничения в странах Европы изначально вводятся на ограниченный срок, но с возможностью их продления и усугубления, в зависимости от ситуации с ковидом. Первые ограничения введены осенью. А что потом? Пауза на Рождество, и далее третья волна? Или просто продлить режим ограничений до января, как предлагают эпидемиологи? Но пока нет вакцины, вирус никуда не денется. Да и с вакциной тоже не все ясно...

Еще раз о самоконтроле и вознаграждении

В связи с новой вспышкой ковида не случайно возникают ассоциации со Стэнфордским тестом с зефирками (1972). Это исследование проводилось в группе маленьких детей (3-5 лет), перед которыми клали зефирку, и если они в течение 15 минут могли удержаться и не съесть ее, то по истечении этого времени они получали вторую зефирку, т.е. вознаграждение увеличивалось вдвое. Участников этого эксперимента отслеживали на протяжении 40 лет, и выяснилось, что проявившаяся еще в детстве способность откладывать во времени вознаграждение оказалась критическим фактором для жизненного успеха и неотъемлемой частью саморегуляции, или самоконтроля.

"Пандемия COVID-19 стала своеобразным тестом с зефирками для общества", – пишет в июне 2020 в своей колонке в The New York Times Нобелевский лауреат Paul Krugman. "Истории успеха борьбы с ковидом показывают, что следует делать: (1) ввести строгое социальное дистанцирование – достаточно длительное, чтобы снизить количество инфицированных до небольшой доли в популяции; (2) проводить тестирование на ковид, отслеживать инфицирование и изолировать инфицированных, быстро выявлять новые вспышки, находить всех, подвергшихся воздействию вируса, и помещать их в карантин, пока опасность не минует... Но надо проявлять строгость и терпение – пока пандемия не закончится, и не поддаваться соблазну вернуться к нормальной жизни, пока вирус гуляет по миру. То есть, это своего рода тест с зефиркой". Нам не хватает силы воли, что справиться с COVID-19, заключает ученый.

Провалили ли мы все – и голландцы, и британцы, и испанцы – тест с зефиркой, забрав сладость с тарелки слишком рано, когда услышали в начале лета, что мы "высидели" требуемый период времени? По крайней мере, в это очень хотелось верить... А тут пришла вторая волна ковида...

Что дальше?

У истории с ковидом пока нет конца, а человеку очень трудно без перспективы, говорит психиатр Denys: "Вирус уже был медицинской и общественной проблемой. Но сейчас речь идет также о кризисе ментальном. И тут есть большой вопрос: как мы его выдержим?".

Говорят, что сейчас мы знаем значительно больше о вирусе и лечении. Но страх перед самой болезнью, по мнению Denys, не стал меньше после историй о долгосрочных жалобах, поражении головного мозга и смертельных исходах, в т.ч. при легких симптомах и в не столь уязвимых группах. "Многие люди захотят опять уйти в изоляцию. Но страх и неопределенность – относительно работы, отношений с окружающими и свободы перемещения – в любом случае по нам ударят, и ударят сильно".

Долгое ожидание без перспективы делает человека несчастным. Свежее исследование немецких ученых в области экономики труда показало, что "эксплуатация чрезмерного терпения ведет к психическому вреду, даже если обещанное вознаграждение велико. Нельзя неограниченно жертвовать настоящим во имя будущего".

"Поэтому основной вопрос, который сейчас задает себе каждый: что дальше?", – говорит Denys. "Уже сейчас произошли гигантские изменения. Снесены целые отрасли бизнеса, а паттерны работы, жизни и поездок полностью поменялись. Мы просто-напросто не можем сформировать никакого образа будущего". А ведь мы все этого хотим. Люди нарушают установленный властями порядок и устраивают еще одну "самую последнюю вечеринку". Они надеются, что мир опять станет прежним, и в него вернется привычная надежность. Или же мир посткороны будет совсем другим?

По мнению Denys, помочь нам пройти через ментальный кризис могут мысли о том, что мы считаем вознаграждением для себя, что когда-то мы сядем в самолет, или будем праздновать и веселиться в компании друзей – как это было раньше, в доковидную эпоху. Можно также выбрать в качестве награды нечто другое и поменять свое поведение: меньше стремиться к индивидуалистическому счастью и стать более общественно ориентированным; контакты сохранять – но в виде интенсивной дружбы в более узком кругу; больше общаться с природой. "Это происходит уже сейчас: мы начинаем больше ценить идею социальной общности. Потому что так и должно быть" – заключает Denys.

Te lang wachten zonder perspectief maakt ongelukkig. – NRC, 18.10.20, p. 2-3

Krugman P. America fails the Marshmallow Test. The New York Times, 09.06.20.

См. также
Разделы
За рубежом
Новости

Обратная связь
ДЕПАРТАМЕНТ ЗДРАВООХРАНЕНИЯ ГОРОДА МОСКВЫ
ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ЗДРАВООХРАНЕНИЯ

МОСКОВСКИЙ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКИЙ ЦЕНТР НАРКОЛОГИИ
109390, г. Москва, ул. Люблинская, д. 37/1,
+7 (499) 660-20-56, mnpcn@zdrav.mos.ru