Москва, ул. Люблинская, д. 37/1Горячая линия: +7 (495) 709-64-04Единая справочная амбулаторной службы: +7 (499) 660-20-55
Для слабовидящих

Почему не работает запрет "легальных наркотиков": Британский опыт

Елена Можаева | по материалам: The Conversation

На британском межуниверситетском сайте The Conversation два представителя академической науки – профессор уголовного правосудия Alex Stevens (Кентский университет) и профессор криминологии Fiona Measham (Даремский университет) – рассматривают двухлетние итоги запрета в Соединенном Королевстве (СК) т.н. "легальных наркотиков" и констатируют, что сбылись наихудшие опасения в связи с этим законом: "Торговля "легальными наркотиками" была в СК запрещена в 2016, когда правительство ввело в действие Закон о психоактивных веществах (Psychoactive Substances Act). Два года спустя правительство опубликовало обзор эффекта этого законодательства. Интересно, что обзор был выпущен тихо, без фанфар – возможно, из-за проблем, которые он выявил.

Когда этот закон проходил в парламенте, мы согласились, что он закроет основные магазины, торгующие "легальными наркотиками", или "новыми психоактивными веществами" (таково их более точное название). Сюда входят новые типы стимуляторов и синтетические каннабиноиды, которые продают под самыми разными названиями, напр., "спайс". Основные магазины действительно в основном закрылись. Но мы тогда сделали и ряд пессимистических прогнозов – и они, к сожалению, тоже сбылись.

Мы говорили, что принятие этого закона приведет к правовым осложнениям из-за нечеткого определения "психоактивного вещества". Мы опасались, что закрытие основных магазинов изменит паттерны потребления наркотика, и использование новых психоактивных веществ (НПВ) сместится в сторону наиболее уязвимых групп, напр., заключенных и бездомных. Мы также предполагали, что Закон приведет к слиянию рынка НПВ с существующей торговлей уличными наркотиками. Все так и произошло.

В августе 2018 Апелляционный суд СК принял решение, что под Закон попадают вещества, вызывающие прямое или косвенное психоактивное воздействие на ЦНС. Таким образом, в настоящее время правовое определение "психоактивных веществ" настолько широко, что потенциально включает в себя все, что специально не оговорено в Законе, т.е. исключено из него. Так, церковь может попасть под Закон, применяя ладан, а продавцы лаванды – за распространение растения с легким седативным и расслабляющим действием".

Далее авторы останавливаются на трех ненамеренных, но вызывающих серьезное беспокойство трендах:

(1) Рост употребления наркотиков. Речь идет в первую очередь о росте употребления других наркотиков и усилении вреда от них. НПВ нередко использовались в сочетании со старыми уличными наркотиками, напр., экстази (MDMA) и кокаином. Делалось это с целью усиления их эффекта во времена очень плохой чистоты наркотиков. С усилением контроля над "легальными наркотиками", и на фоне повышения чистоты экстази и кокаина произошел отход от НПВ, но без снижения употребления экстази или кокаина. С 2016 года мы наблюдаем рекордные показатели связанных с наркотиками смертей для экстази, кокаина и опиатов, и рост зарегистрированного употребления кокаина. Возможно, что люди, не имея возможности обзавестись стимуляторами в основных магазинах, теперь пошли за кокаином и экстази к наркодилерам.

(2) Слияние рынков наркотиков. Есть свидетельства о слиянии рынков наркотиков. Напр., в последнее время катинон очень длительного действия N-этилпентилон начали продавать под видом экстази (MDMA), что привело к значительным последствиям среди участников танцевальных фестивалей. По виду и запаху он почти не отличим от MDMA, он дешев и его можно легко купить оптом в даркнете; он также разрешен в Китае – все это делает его очень привлекательным для продавцов, а потребителям обеспечивает возбуждающий эффект сроком до 4-х дней с потенциальной возможностью развития полномасштабного психоза.

(3) Вред наиболее уязвимой группе. Новый Закон ни в коей мере не повлиял на поставку и использование НПВ. Наоборот, после введения запрета мощность и цена этих веществ возросли – это обычный эффект запрета, и в результате мы имеем больше ущерба для здоровья и финансовые проблемы у самых незащищенных пользователей, в частности, среди бездомных и заключенных. Подобные долги являются особенно большой проблемой в тюрьмах – там они нередко приводят к насилию".

Авторы подчеркивают необходимость "более широкого подхода и новых стратегий лечения для лиц, наиболее пострадавших от плохого материального достатка, растущей бездомности, неадекватных служб психического здоровья, а также использования новых и старых наркотиков. Для начала было бы неплохо разрешить тестирование безопасности наркотиков. И в целом, нам следует вернуться к рассмотрению вредного эффекта запретов и продолжающейся войны с наркотиками, как это сделали другие страны".

We predicted banning legal highs wouldn’t work (theconversation.com)

См. также
Разделы
За рубежом
Новости

Обратная связь
ДЕПАРТАМЕНТ ЗДРАВООХРАНЕНИЯ ГОРОДА МОСКВЫ
ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ЗДРАВООХРАНЕНИЯ

МОСКОВСКИЙ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКИЙ ЦЕНТР НАРКОЛОГИИ
109390, г. Москва, ул. Люблинская, д. 37/1,
+7 (499) 660-20-56, mnpcn@zdrav.mos.ru