Департамент здравоохранения города Москвы
горячая линия
Московский научно-практический центр наркологии
+7 495 709-64-04

Контакты

Главная страница » Новости » Как стать независимым от Интернета?

Как стать независимым от Интернета?

Ему невозможно сопротивляться: тут и твиттер, и игры, и стрим медиа. По мнению социального психолога Adam Alter, почти половина населения страдает зависимостью к Интернету

 

 

Прошло 15 минут, и он уже не мог оторваться… Это случилось года три назад, когда он начал играть в незамысловатую игру Flappy Bird, в которой птичка должна пролететь между препятствиями в виде труб. Тогда старший преподаватель Университета Нью-Йорка Adam Alter (36 лет) день за днем играл в эту игру на своем айфоне. А работа тем временем накапливалась. А потом была цифровая головоломка онлайн под названием 2048, в которую он проиграл весь рейс от Нью-Йорка до Сиднея - 24 часа, без перерыва.

 

''Тогда я задумался: может быть, дело во мне'', - рассказывает Alter. – ''Ведь есть же личности, чувствительные к зависимости. Возможно, я и есть такая личность''. Так социальный психолог и человек с опытом интернет-зависимости начал изучать это явление. Говорить с людьми, читать исследования.

 

Одним из первых его насторожило старое интервью бывшего руководителя Apple Стива Джобса. Того самого Джобса, который во время запуска Айпада изливал хвалу новому чуду коммуникации и который впоследствии признался The New York Times, что его собственным детям не разрешается пользоваться Айпадом. Да и другие отцы-основатели новых информационных технологий, как оказалось, дома придерживаются очень жестких правил в отношении так горячо рекомендуемых другим устройств. Alter: ''Рядом с Сан-Франциско есть школа с нулевой терпимостью к современным средствам коммуникации: никаких смартфонов, планшетов или компьютеров до достижения возраста 13 лет. При этом три четверти учащихся этой школы – дети родителей, занимающих высокое положение в Силиконовой долине''.

 

Это далеко не случайно, что оторваться от экрана так трудно, пишет Alter в своей новой книге ''Неотразимый'' (англ. Irresistable). Интернет-технология выстроена таким образом, чтобы сделать человека зависимым. Ее продукты – сетевые игры, электронная почта, Фейсбук или стрим медиа типа Нетфликс – содержат ингредиенты, которым человеку трудно противостоять. Они стимулируют поведенческую зависимость, компульсивные действия, которые мы почти не можем остановить. Специалистам-разработчикам это очень хорошо известно. По мнению Alter, Твиттер, игры, Инстаграм и другие интернет-продукты всегда действуют как цифровые наркотики – даже если человек аддиктивно проверяет свою электронную почту.

 

Alter пишет в книге, что 40% американцев страдают одной или более цифровой зависимостью. Среди подростков этот процент выше. Эксплозивный рост числа интернет-зависимых произошел с выходом на рынок в 2007 году айфона и в 2010 году – айпада (планшета). Мобильные устройства делают цифровые наркотики еще более аддиктивными, так как обеспечивают постоянный доступ к ним. Везде и всегда можно заняться шопингом в Сети, глянуть почту или залезть в Твиттер. Alter описывает в своей книге психологические уловки, используемые мобильными устройствами и играми, чтобы мы чаще в них заходили, и рассказывает, почему это вредно для нас. Alter расценивает свою книгу как звонок, который призван пробудить нас: ''Думаю, что-то неладно с нашей культурой, коль мы позволяем технике так грубо вторгаться в нашу жизнь''.

 

В связи с выходом книги на нидерландском языке, газета de Volkskrant публикует интервью с автором:

 

-? Неужели ситуация столь серьезна?

 

Adam Alter: ''Простой пример: было исследование, в котором тысячам подростков был задан один вопрос – Что для тебя хуже: поломка мобильного телефона или перелом руки? Если бы у тебя был выбор, что бы ты предпочел? Так вот, половина предпочла сломать руку, но чтобы телефон работал''.

 

-? Какая глупость. Это тоже проблема?

 

Adam Alter: ''Страх отсутствия возможности пользования мобильным телефоном – вещь настолько распространенная, что ученые даже придумали соответствующий термин – номофобия (сокращение от no mobile phobia). Наше пользование мобильным телефоном возросло с 18 минут в день в 2008 году до почти 3 часов в 2015 – т.е. более чем любая другая деятельность, за исключением сна. И это касается не только телефона.

 

''Проблема поведенческих зависимостей в том, что они угрожают основным вещам в нашей жизни: из-за них мы хуже работаем и хуже расслабляемся, они ограничивают наше социальное общение. Чрезмерное пользование Интернетом может снижать нашу эмпатию, способность войти в положение другого человека. Страдают также наша память и способность концентрироваться. Снижается качество сна: 95% взрослых за час до ночного сна пользуются смартфонами, лаптопами или иными устройствами, испускающими голубой свет. В результате снижается продукция гормона засыпания мелатонина. Так люди сами себе каждый вечер фактически создают сбой суточного ритма сна и бодрствования.

 

-? Вы говорите о кризисе

 

Adam Alter: ''С Вашей точки зрения, сказано слишком сильно… Но следует иметь в виду, что впервые мы имеем дело с поколением – все дети от 0 до 10 лет – которое не знает, что такое жизнь без экранов. Если маленьких детей регулярно сажают перед экраном, потому что родителям так удобнее – это широко распространено и понятно (у меня самого есть маленький сынишка), - то эти дети упускают некоторые базовые вещи. Социальное взаимодействие, интерпретация реакций других людей на твои действия, основы коммуникации – все это закладывается в раннем детстве. Теперь представьте себе: это поколение повзрослеет, станет специалистами, политиками, членами правительства, которые не обладают развитыми навыками коммуникации…

 

''А еще добавьте следующее: в ближайшие два-пять лет очки виртуальной реальности станут таким же мейнстримом, как сейчас мобильный телефон. Если маленький телефончик уже в состоянии изъять вас из состояния ''здесь и сейчас'' и препятствовать нормальному разговору, то чего ожидать от очков виртуальной реальности?

 

-? Вы пишете, что половина населения мира страдает интернет-зависимостью. Это много. Я тоже отношусь к зависимым, если сижу в Фейсбуке, вместо того чтобы писать статью?

 

Adam Alter: ''Не обязательно. Поведенческие зависимости предполагают совершение действий, приносящих удовольствие в краткосрочной перспективе; вы их повторяете снова и снова, и – что важно – эти действия в долгосрочной перспективе отрицательно влияют на ваше благополучие. Будь то благополучие социальное, психологическое, физическое или финансовое. Для небольшого процента (максимум 5%) последствия настолько разрушительны, что требуется лечение. Для остальных последствия различаются в диапазоне разных оттенков черного. Может случиться, что ваше увлечение Фейсбуком испортит ваши отношения с близким человеком, усадит вас на диван, что приведет к огромному набору веса, или же ваша любовь к играм онлайн вынудит вас тратить тысячи долларов ради продолжения игры. Но диагноз можно ставить, только когда понимаешь, что происходит в голове человека…

 

-? Что бывает в наихудших случаях?

 

Adam Alter: ''Я много разговаривал с одним студентом, который подсел на игру World of Warcraft. Это самая аддиктивная из существующих игр. В начале игры он был одним из лучших студентов и в великолепной физической форме. Но в какой-то момент он проиграл пять недель кряду, спал максимум четыре часа в сутки, не принимал душ и питался доставленной в его комнату пиццей. Он набрал 27 кг, потерял значительное количество волос, оказался на грани выбывания из университета. И он не мог остановиться.

 

-? Что делает подобные игры такими притягательными?

 

Adam Alter: ''Коварство онлайн-игр или, например, социальных медиа в том, что их разработчики непрерывно продолжают крупномасштабные эксперименты. Их испытуемые – миллионы потребителей, на которых они проверяют, что работает, а что – нет. В больших играх добавляются и опять убираются какие-то уровни, проверяется, какое вознаграждение работает и в какой момент, что лучше делать игроку – нападать или защищаться. В Фейсбуке добавили кнопку ''лайк''. Так с течением времени образуется наиболее рафинированный продукт, которому очень трудно сопротивляться. В 2009 году Angry Birds еще можно было доиграть до конца, а сейчас там уже сотни уровней. В 2004 году Фейсбук был любопытным занятием, а сейчас он стал аддиктивен.

 

-? Какие психологические уловки здесь задействованы?

 

Adam Alter: ''Например, удача новичка. В прошлом я как-то играл в боулинг с младшим братом. Он в первой попытке сбил все кегли. И хотя к концу игры счет у нас был практически равный, он уверился в том, что у него особый талант к игре. Удача новичка позволяет сразу же испытать радость победы. У вас появляются необоснованно завышенные ожидания, вы верите, что следующий успех близок, а потому, несмотря на ряд неудачных попыток, продолжаете играть. В сетевые игры удача новичка просто-напросто встроена: начало обычно легкое, траты невелики, пара минут – и ты уже на следующем уровне. И так ты попадаешь в ловушку, в которой каждый следующий уровень оказывается длиннее, и для его преодоления играть приходится несколько часов, а то и дней. Или за новую попытку приходится выкладывать все больше денег. Но это уже не смущает…

 

-? А какие уловки заложены в социальных медиа?

 

Adam Alter: ''В успехе социальных медиа большая роль отводится непредсказуемости. Человек любит обратную связь, положительные реакции, но они не должны быть предсказуемы. Нам не нравится всегда проигрывать, но не нравится нам и всегда выигрывать. Непредсказуемость взаимодействия в Фейсбуке, Твиттере, Инстаграме или Снэпчате, т.е. кто и как часто отреагирует на фото, линк или обновленный статус – и является движущей силой их употребления. Мы фанатичнее ищем обратную связь, когда не уверены, будет ли реакция. Тут, конечно, важен и социальный аспект. Реакция воспринимается как социальное признание.

 

-? И это осознанно сделано разработчиками?

 

Adam Alter: ''Не все. Что-то является неотъемлемой частью проекта, что-то добавлено, чтобы заставить нас больше и чаще употреблять данный продукт. Вот, например, кнопка ''лайк'': не следует недооценивать ее влияние на изменение психологии пользования Фейсбуком. Это сделано через задействование нашей потребности в непредсказуемости и социальной обратной связи.

 

''Многие продукты используют нашу склонность фиксироваться на цели и не останавливаться, пока цель не достигнута. Такой целью может быть количество ''друзей'', лайков или ретвитов. В игре целью является завершение игры, т.е. прохождение ее до конца. Но многие продукты бездонны и бесконечны. В игре может быть бесконечное количество уровней, и процесс игры может продолжаться и продолжаться. Поступление подпитки для Фейсбука, твиттера, Инстаграма не прекращается никогда – у вас нет шансов исчерпать их до дна. Самому человеку не просто остановиться. А тут еще к тому же нет никаких правил, подсказывающих, где можно прерваться. В книге есть деление на главы, в телевизионном сериале – на серии. До недавнего времени человек, завершив рабочий день, оставлял все рабочие проблемы в офисе. А сейчас смартфоны и планшеты позволяют отслеживать почту во вне офисные часы. В 2012 стрим медиа Netflix ввело новую функцию ''после-проигрыш'' (post-play), благодаря которой следующая серия автоматически начинается по истечении 5 секунд, если ее не остановить.

 

-? Мы настолько беззащитны?

 

Adam Alter: ''Аддиктивным может стать только то, что удовлетворяет какую-то нашу психологическую потребность. Иначе бы все люди, прооперированные в больнице, выходили бы из нее с зависимостью к обезболивающим препаратам. Причиной зависимости могут быть тревога, депрессия, одиночество, чувство изоляции – все это широко распространено в нашем обществе. Или чувство неловкости, а порог для этого чувства очень низок. Именно поэтому множество людей в лифтах достают свои мобильники, даже если им ехать всего-то 30 секунд или меньше.

 

-? Вы в книге возлагаете ответственность на индустрию высоких технологий. Не слишком ли Вы мягки к нам? Может быть, нам следует быть более дисциплинированными?

 

Adam Alter: ''Мы – люди, а у людей есть определенные границы. Человек не обладает неограниченным ресурсом самоконтроля и самоуправления. И дело здесь не в дисциплине. И почему мы не можем требовать бóльшего от производителей этих аппаратов? Если автомобиль создает для нас опасность, нас это не устраивает. Если курение приносит болезни, это нас тоже не устраивает. Мы критически относимся к очень многим производителям товаров, за исключением индустрии высоких технологий. Пришло время предъявить и к этим производителям повышенные требования. Должны быть какие-то меры защиты для людей, которые, напр., подобно мне, все время проверяют свою электронную почту.

 

-? И, действительно, лучший работник – это работник с подобной зависимостью…

 

Adam Alter: ''Именно. Нанимателя очень устраивает, если сотрудник реагирует на почту в течение 30 секунд. Именно поэтому я считаю, что мы не столько сами должны себя защищать, сколько подобная защита должна исходить сверху. Как есть нормы здоровой и безопасной организации труда на рабочем месте, так должны быть правила для профессионального пользования электронной почтой и Интернетом.

 

''В Европе уже появились первые примеры подобного регулирования. Франция приняла новый закон, который обязал предприятия с количеством работников более 50 человек защищать своих сотрудников от электронной почты по окончании рабочего дня. Например, почту, прибывшую вечером, вы увидите в своем почтовом ящике только на следующее утро – так что проверять ее из дома полностью теряет смысл. А немецкий автоконцерн Даймлер, чтобы защитить сотрудников от контроля почты во время отпусков, сделал так, что в это время почта до них не доходит: ушел в отпуск с семью неоткрытыми письмами, вернулся по окончании отпуска к тем же семи неоткрытым письмам.

 

-? А предприятия-производители? Просить Фейсбук убрать кнопку ''лайк'' – это примерно то же самое, как просить табачную промышленность убрать из сигарет никотин. Вы считаете такое возможным?

 

Adam Alter: ''Табачную индустрию в конечном итоге тоже ввели в определенные границы. Возможны три направления развития событий. Во-первых, потребитель может потребовать изменения норм. Как это случилось с экологичными предприятиями – если вы знаете, что предприятие наносит вред окружающей среде, вы не покупаете его продукцию. Возможно появление особого знака, напр., ''технологически дружественное предприятие'' или ''предприятие медленной технологии''. Во-вторых, сами предприятия-производители могут ввести нечто вроде клятвы Гиппократа. Как врач в первую очередь задается вопросом, не причиню ли я вред больному, так разработчик новых технологий при создании нового продукта должен думать о том, не принесет ли его разработка вред будущему потребителю? И, в-третьих, должны появиться соответствующие законы.

 

''Можно закрепить законом, что во время игры игрок может платить не более двух раз. Или запретить социальным медиа сообщать количество ''лайков'' или ретвитов''.

 

Но все равно, все начинается с правил, которые вы установите сами для себя, говорит Alter. ''Договоритесь сами с собой и выделите в течение дня какой-то период времени – скажем, с 17.00 до 19.00 – когда все экраны выключаются. Телефон – в ящик стола. Туда же айпад. Телевизор выключить. Это время, когда вы играете с детьми, общаетесь с близкими, читаете книгу, выходите на природу''.

 

Даже во время обеда в кафе или ресторане, когда кто-то кладет рядом с собой на стол телефон, он спрашивает, нельзя ли его убрать. ''Я знаю, что телефон делает беседу менее интересной. По данным научных исследований, отвлекает уже само присутствие мобильного телефона''.

 

По мнению Alter, придет время, когда телефоны будут сочтены неприемлемыми в кафе и ресторанах. Как это случилось с сигаретами. Он предсказывает, что через двадцать лет появятся специальные помещения для желающих проверить свой Фейсбук, Инстаграм или Твиттер. Только там можно будет использовать ваш телефон – больше нигде. Alter: ''Мы пока не осуждаем человека за пользование телефоном. Пока нет. Но это будет''.

 

 

По материалам:

 

Hoe zet je internet uit? – De Volkskrant, 22.04.17, Suppl. Sir Edmund, p. 9-15.

 

Подготовила Елена Можаева

 
Департамента здравоохранения города Москвы
Московский научно-практический центр наркологии
109390, г. Москва, ул. Люблинская, д. 37/1,
mnpcn@zdrav.mos.ru
горячая линия: +7 495 709-64-04
телефон: +7 (495) 660-20-56