Департамент здравоохранения города Москвы
горячая линия
Московский научно-практический центр наркологии
+7 495 709-64-04

Контакты

Главная страница » За рубежом » Почему подростки идут на риск? Дело не в процессе ра...

Почему подростки идут на риск? Дело не в процессе развития головного мозга…

Альтернативная модель объясняет заметное увеличение рисков, на которые идут подростки, ''адаптивной потребностью обретения опыта, который требуется для взрослых ролей и взрослого поведения''

 

 

Популярная с недавних пор нейробиологическая теория объясняет необычно ''импульсивное и рискованное'' поведение подростков замедленным развитием  префронтальной коры и ее недостаточно развитой системой связей с отделами вознаграждения мозга. Но такую интерпретацию ставит под вопрос большой обзор литературы, опубликованный в журнале  Developmental  Cognitive  Neuroscience.

 

Ученые изучили научные данные в пользу данного аргумента и выяснили, что во многих случаях имеет место ошибочная интерпретация исследовательского подросткового поведения как импульсивного и лишенного контроля. Вместо этого, в обзоре предлагается смотреть на многое из того, что считается проявлением подростковой импульсивности, как на поведение, порожденное стремлением больше узнать об окружающем мире.

 

''Не так давно поведение подростков объясняли бурлением гормонов'', - говорит ведущий автор работы Daniel Romer (Университет шт. Пенсильвания, США). ''Теперь дело в префронтальной коре, которая у них еще недостаточно развита. Нейробиологи поторопились интерпретировать то, что представляется характерной особенностью развивающегося мозга, как доказательство стереотипов о рискованном поведении подростков. Но такое поведение вовсе не является симптомом дефицита мозга''.

 

В данной статье авторы замечают, что теория развития мозга не принимает во внимание значение разных типов рискованного поведения. Для подростков особенно привлекателен новый связанный с эмоциями опыт, известный под названием ''поиск острых ощущений''. Это стремление достигает пиковых значений в подростковом возрасте. Но тинейджеры, которых тянет на приключения, вовсе не обязательно склонны к употреблению психоактивных веществ или азартным играм. Авторы отмечают, что в основе усиленного интереса к новому яркому опыту может лежать  подъем у подростков уровней нейротрансмиттера дофамина, который также поддерживает способность мозга к усилению контроля и обучению на основе полученного опыта.

 

''Все дело в том, что у подростков нет опыта'', - говорит Romer. ''Поэтому они пробуют сделать разные вещи впервые – это как обучение вождению автомобиля. Они также пробуют наркотики, решают, какую одежду носить и с кем проводить свободное время. У кого-то в этой связи появятся проблемы. Но когда ты что-то пробуешь в первый раз, ты можешь сделать ошибку. Исследователи же интерпретировали это как отсутствие / неспособность контроля, тогда как для большинства молодых людей это было просто исследование мира''.

 

 

Развитие мозга и рискованное поведение

В данной статье Romer с соавторами отмечают, что стереотип о бесшабашном подростке основывается в большей мере на усилении рискованного поведения в подростковом возрасте, чем на показателях его распространенности. ''У подавляющего большинства подростков этот период развития проходит без наркотической зависимости, болезней, передаваемых половым путем, беременностей, убийств, депрессий, суицидов или смертей в автомобильных авариях''.

 

Лишь значительно меньшая подгруппа подростков, для которых характерны импульсивное поведение и слабый когнитивный контроль, действительно имеют шансы на нездоровый исход. Подростков с проблемами импульсного контроля нередко выявляют к возрасту 4-5 лет, и для них аномально высока вероятность столкнуться с худшими проблемами подросткового возраста, как, впрочем, и с повышенными показателями физических повреждений и болезней от автомобильных аварий, насилия и венерических заболеваний в последующей жизни.

 

''Совершенно очевидно, что нужны дальнейшие исследования, которые помогут понять, как развитие мозга подростка с риском неблагоприятного исхода соотносится с разнообразными нейропсихиатрическими состояниями'', - говорит соавтор Theodoe Satterthwaite. ''Такое исследование поможет понять, почему подростковый возраст является не только периодом развития, но и временем риска''.

 

 

Альтернативная модель

Авторы предлагают альтернативную модель, которая делает акцент на роли рисков и полученного опыта в развитии подростков. Эта модель объясняет заметное увеличение рисков, на которые идут подростки, ''адаптивной потребностью обретения опыта, который требуется для взрослых ролей и взрослого поведения''. Такой опыт в конечном итоге изменяет отношение к рискам, переводя их в разряд ''дрожжей'' или связанных с определенной темой, в целом их снижая.

 

''Мета-анализы последних лет указывают на то, что по мере взросления у человека меняются представления о рисках и вознаграждении, и современные данные о развитии мозга должны это учитывать, когда предлагаются объяснения рискованного поведения подростков'', - говорит соавтор Valerie Reyna.

 

Romer: ''Подростки идут на это исследование мира и поиск новых ощущений, чтобы накопить опыт, который позволит им лучше справляться в будущем с трудной задачей принятия решений типа ''Следует ли мне идти на эту работу?'' ''Следует ли вступать в брак с этим человеком?''. Без сомнений, этот период развития является вызовом для родителей, но это не означает, что мозг подростка испытывает какой-то дефицит или не способен обеспечить контроль''.

 

Полный текст оригинала см.: http://www.sciencedirect.com/science/article/pii/S1878929317301020?via%3Dihub 

 

 

По материалам:

 

Why teens take risks: It’s not a deficit in brain development. – Internet (sciencedaily.com), 16.08.17.

 

Подготовила Елена Можаева

 
Департамента здравоохранения города Москвы
Московский научно-практический центр наркологии
109390, г. Москва, ул. Люблинская, д. 37/1,
mnpcn@zdrav.mos.ru
горячая линия: +7 495 709-64-04
телефон: +7 (495) 660-20-56